Бронемедвед (panzerbar) wrote,
Бронемедвед
panzerbar

Category:

ЧВК, 2 часть.

Продолжение.



Юго-Восточная Азия

С этим регионом связан самый громкий скандал 1990-х гг. вокруг ЧВК, в ходе освещения которого в прессе впервые появился сам термин «частная военная компания». В

1997 г. Sandline International (до того, как сменила ЕО в Сьерра-Леоне) «прославилась» провалом операции в Папуа-Новой Гвинеи (ПНГ). По контракту с правитель­ством планировалось уничтожить руководство Револю­ционной армии о. Бугенвиль и установить контроль над медной шахтой Пангуна. Для выполнения задачи SI наня­ла 50 сотрудников ЕО, они были интегрированы в МВД ПНГ в качестве «специальных констеблей». Однако пос­ле начавшейся конфронтации SI с командованием армии ПНГ «констеблей» взяли под арест, а затем выслали из страны. Тем не менее, правительству ПНГ пришлось оп­латить контракт в 36 млн долл. Позже главнокоманду­ющий ВС ПНГ Джерри Сингирок (Jerry Singirok) признал­ся комиссии по расследованию, что получил за изгнание SI 70 тыс. долл. от британской фирмы по торговле ору­жием J&S Franklin, связанной с Gurkha Security Guards.

В 1990-е гг. ЧВК в регионе Юго-Восточной Азии действо­вали преимущественно в Индонезии. Инструкторы ЕО в

1998 г. участвовали в операции армии Индонезии по осво­бождению заложников в Восточном Тиморе. Американ­ская Strategic Communication Laboratories готовила специ­алистов по психологической войне. Южноафриканские KZN Security и Empower Control Sendees снабжали развед­данными временную администрацию ООН в Восточном Тиморе.

В Бирме прочно закрепились французские фирмы. В 1993-1994 гг. PHL Consultants была нанята корпорацией Total для защиты объектов нефтегазодобычи. Кроме того, PHL Consultants и фирмы ABAC, OGS готовили в бирманской армии части для борьбы с партизанами.

Персидский залив и Балканы

В этих регионах первенство, безусловно, принадлежало американским подрядчикам. Во время войны в Персидском заливе в 1991 г. соотношение гражданских контрактников и военнослужащих США было 1:50, но большинство из них представляли не военные, а обычные частные фирмы. На коммерческие авиакомпании, такие как Evergreen и Southern Air Transport, приходилось 65% всех перевозок войск и грузов. Вся тыловая поддержка Саудовской армии осуществлялась частными

подрядчиками из США. На линии фронта инструкторы Vinnell сопровождали части Саудовской Национальной гвардии в боях с иракскими войсками в районе города Раас-Уль-Хафджи. Специалисты компании DynCorp обслуживали в прифронтовой полосе большинство вертолетных частей.

После войны американские фирмы начали работать по­чти во всех силовых структурах Саудовской Аравии: BDM International - ВВС и Сухопутные войска, Booz Allen Hamilton - морская пехота и военные колледжи, Science Applications International Corporation - флот и ПВО, O'Gara Protections Services - силы безопасности.

Территорию бывшей Югославии американские компа­нии «оккупировали» вскоре после того, как в 1992 г. там начала работу британская DSL. В августе 1995 г. хорватс­кая армия провела знаменитую операцию «Буря» (Storm), разгромив сербские войска в Краине. За год до этого американская Military Professional Resources Incorporated (MPRI) по контракту взялась за превращение хорватских отрядов в профессиональную армию. Несмотря на успех своих подопечных, MPRI отрицала свою причастность к «Буре», так как хорваты устроили в Краине тотальную этническую чистку. Советники MPRI также реформиро­вали армию боснийских мусульман, что последние выдви­нули в качестве условия подписания Дейтонских согла­шений. Финансирование в размере 140 млн долл. взяли на себя Саудовская Аравия, Кувейт, Бруней, ОАЭ и Малай­зия. Кроме того, в тренировочных лагерях MPRI в Хорва­тии и Боснии проходили обучение боевики Армии осво­бождения Косово.

Деятельность MPRI на Балканах является прекрасным примером того, как можно изменить стратегический ба­ланс сил в регионе, не прибегая к прямой интервенции. Компания была основана в 1987 г. отставными высшими генералами Пентагона с целью получения контрактов по обучению войск (это направление было решено пере­дать в частные руки в ходе сокращения численности ар­мии). По программе подготовки офицеров резерва со­трудники MPRI по сей день работают в военных коллед­жах как преподаватели и администраторы. Они написали для Пентагона два учебника по коммерческой поддерж­ке военных операций.

Учитывая связи в Пентагоне, MPRI легко получала зару­бежные контракты. На поставках гуманитарной помощи в Россию компания заработала 900 млн долл. Она трени­ровала миротворческие войска в Либерии. Президент Клинтон в 1997 г., заставив правительство Анголы разор­вать контракт с ЕО, направил туда MPRI. В апреле 2000 г. США оплатили компании половину контракта стоимос­тью 7 млн долл. по реформированию армии Нигерии, однако запретили заключать контракт по созданию бере­говой охраны и выработке концепции национальной бе­зопасности Экваториальной Гвинеи из-за репрессивного характера местного режима. Но позже MPRI все же доби­лась своего, использовав связи в Пентагоне и мотивиро­вав это тем, что контракт все равно получит какая-нибудь другая ЧВК.

В 1999 г. Kellog, Brown & Root (KBR) - строительная до­черняя компания концерна Halliburton - получила на Балканах все контракты по тыловой поддержке войск США и НАТО общей стоимостью 2,2 трлн долл. (воен­ный дебют KBR состоялся в гуманитарных интервенциях ООН в Сомали и Гаити в 1992 и 1994 гг. соответственно). Интересно, что Пентагон закрепил за KBR балканскую зону в утешение, после того, как передал в 1997 г. в веде­ние военной многопрофильной компании DynCorp по истечению контракта с KBR выгодную «Программу рас­ширения гражданской логистики в армии». Но через че­тыре года KBR отбила этот контракт и продлила его на 10 лет: с того момента как бывший председатель совета директоров Halliburton Дик Чейни стал вице-президен­том США, KBR получает любые военные контракты.

Компания DynCorp в Боснии занималась подготовкой местной полиции и обеспечивала безопасность Междуна­родного полицейского контингента. Ее контрактники составляли американский контингент в международной полиции Боснии и Косово. DynCorp была основана в 1946 г. как госпредприятие авиаперевозок, в 1987 г. ком­пания была приватизирована. Сейчас ее клиентами явля­ются Минобороны США, Госдепартамент, NASA и другие правительственные структуры. Компании переданы по контракту охрана американо-мексиканской границы и техобеспечение «Борта №1» и всего президентского авиафлота, а также проверка на лояльность всех поступаю­щих служить в ВМФ. DynCorp участвовала в гуманитар­ных миссиях в Сомали и Анголе, затем стала главным аме­риканским подрядчиком в Колумбии.


Колумбия

DynCorp появилась в Латинской Америке в 1991 г. В раз­ное время компания предоставляла пилотов и самолеты правительствам Гватемалы, Перу, Боливии и Эквадора. DynCorp и другие американские ЧВК включились в про­грамму военной помощи силовым структурам Колумбии в борьбе с наркокартелями и марксистскими партизанс­кими группировками FARC и ELN. Однако лишь в 1999 г. Конгресс США одобрил финансирование разработанно­го колумбийским правительством «Плана «Колумбия» сто­имостью в 2,8 млрд долл., который закрепил официаль­ный статус ЧВК. Опасаясь обвинений в интервенции, Кон­гресс численно огранил военное присутствие США до 500 военноотужащих и 300 контрактников.

В 2000 г. к программе «Колумбия» подключилась MPRI. Ее миссия длилась всего год и закончилась полным прова­лом (стоимость контракта - 6 млн долл.). Колумбийские офицеры объявили, что не желают слушать консульта­ции генералов, которые не говорят по испански, и, вооб­ще, не видели войну уже много лет.

Свою войну в джунглях Колумбии вела и британская Defence Systems. British Petroleum наняла ее в 1992 г. для защиты своего нефтепровода от партизанских атак. Большая часть бойцов - бывшие колумбийские военные. В1996-1997 гг. их методы антипартизанской борьбы при­вели к тому, что правозащитные организации обвинили

ВР в убийствах и пытках мирных жителей. Оружие для отрядов DSL поставляла израильская ЧВК Silver Shadow.


Частные военные компании в XXI веке

После И сентября 2001 г. спрос на частные военные и охранные услуги вырос в геометрической прогрессии. Новые ЧВК начали появляться одна за другой и тут же получали крупные контракты. Сейчас военные фирмы оперируют более чем в 50 странах, точное количество ЧВК неизвестно, но, во всяком случае, их более сотни. В 1990 г. их суммарный годовой доход составил 55,6 млрд долл., сейчас эта цифра составляет 100 млрд долл., к 2010 г. она возрастет, по прогнозам специалистов, до 202 млрд долл.

Конкуренция между ЧВК становится все жестче, поэтому наиболее стабильно и успешно работают те из них, что были куплены крупными корпорациями оборонной инду­стрии. Vinnell в 1992 г. стала «дочкой» BDM International, затем ее перекупила TRW, в 2002 г. ее поглотила Northrop Grumman. DSL в 1997 г. вошла в Armor Holdings и измени­ла название на Armor Group. L-3 Communications приобре­ла в 2000 г. MPRI, a Computer Sciences Corporation в 2003 г. - DynCorp. Военные компании нанимают бывших высо­ких правительственных чиновников и генералов, чтобы добиваться госконтрактов, активно лоббируют свои ин­тересы. В 2001г. десять американских ЧВК потратили на лоббирование 32 млн долл.

Минобороны США за последние 10 лет заключило более 3 тыс. контрактов с американскими частными фирмами, значительная часть которых военные, на общую сумму 300 млрд долл. Более 2,7 тыс. контрактов пришлось на KBR и консалтинговую корпорацию Booz Allen Hamilton, многие подразделения которой специализируются на выполнении контрактов Пентагона. Все американские ЧВК заявляли, что логистика и консалтинг - их един­ственные направления, однако в Колумбии многие из них впервые включились в боевые действия.


Колумбия

С середины 2003 г. колумбийская армия приступила к осуществлению «Плана «Патриот». Цели этой военной кампании - окончательный разгром партизанских груп­пировок. Активные боевые действия продолжаются с переменным успехом. В связи с этим Конгресс США под­нял планку американского военного присутствия до 800 военноотужащих и 600 контрактников. Сейчас в стране около 30 американских ЧВК.

Rendon Group обучает полицию и армейские части, ACS Defence занимается снабжением и охраной посольства США, California Microwave Systems (принадлежащая Northrop Grumman) обслуживает радары системы воз­душного наблюдения. AirScan снабжает колумбийские ВВС данными воздушной разведки, Virginia Electronics пыталась наладить патрулирование на боевых катерах бассейна реки Путумайо на юге страны, нанимая для это­го бывших «морских котиков».

Масштабнее всех в Колумбии представлена DynCorp. Общая сумма ее колумбийского контракта составляет около 600 млн долл. Здесь у компании 88 самолетов и вертолетов и более 300 сотрудников (из них 139 амери­канцы). Их задачи - обслуживание и ремонт американ­ской авиатехники в ВВС Колумбии, подготовка специали­стов по антипартизанской войне и уничтожение полей коки с помощью распыляемых дефолиантов. Партизаны постоянно обстреливают авиацию DynCorp. Часто опера­ции по спасению сбитых экипажей превращаются в на­стоящие сражения. К середине 2004 г. на счету DynCorp было 15 таких инцидентов. Всего с 1998 г. в Колумбии погибло более 20 контрактников.


Африка

В этом регионе наибольшее количество ЧВК работает в Анголе, всего несколько десятков, среди которых и мес­тные - Teleservices и Alpha 5. Традиционно сильны пози­ции южноафриканских фирм, таких как Saracen, Mechem и Minetech. Американская AirScan осуществляла в Анголе воздушное патрулирование нефтепромыслов компании Chevron.

Сектор военного тренинга в Африке Госдепартамент США закрепил за MPRI, DFI International и Logicon (дочер­няя компания Northrop Grumman). Разминирование в Мозамбике и Намибии было прерогативой американской Ronco Consulting, которая также работает в Косово и Боснии.

В 2003 г. на африканском рынке появилась Secopex. Эта компания, в штате которой офицеры армейского спецпа­за и МВД, официально позиционировала себя как «первая частная военная компания Франции». Среди первых успехов - открытие офиса в Алжире, куда долгое время не пускали никакие ЧВК. До этого во Франции была об­разована лишь одна крупная военная компания - Defense Conseil International (DCI). Поскольку 50,1% акций DCI принадлежит государству, она не считается частной. В DCI входит шесть военных консалтинговых и логистичес­ких дочерних фирм. Самая известная - La Cofras, нанима­лась международными организациями для разминирова­ния в зоне Персидского залива, Анголе и Мозамбике. Но в целом, французы, как и прежде, предпочитают неболь­шие ЧВК для выполнения различных миссий для афри­канских правительств. Наиболее авторитетными являют­ся Le Groupe Barril Securite, Atlantic Intellegence и Eric SA, во главе которых стоят бывшие офицеры оперативного управления корпуса Национальной жандармерии.

Northbridge Services Group (NSG) - совместное предпри­ятие британских и американских спецназовцев. В 2003 г. NSG завербовала около тысячи наемников для участия в гражданской войне в Кот Д'Ивуаре на стороне оппози­ции, но сумела отправить туда немногих - вмешалось правительство Великобритании. В мае того же года NSG собрала две группы коммандос для отправки в Нигерию. Их задачей было освобождение 200 заложников, захва­ченных бастующими рабочими шельфовых буровых ком­плексов компаний Chevron, Shell и Transocean. Как толь-

ко бастующие узнали о прибытии наемников, отказались от всех своих требований. Тогда же NSG предложила США за 2 млн долл. отправить в охваченную гражданской войной Либерию от 500 до 2 тыс. наемников, а Трибуна­лу ООН по военным преступлениям в Сьерра-Леоне еще за 2 млн долл. - отправить солдат для операции по захвату президента страны Чарльза Тейлора (Charles Taylor), при­знанного Трибуналом военным преступником. В 2005 г. в прессу просочились слухи о том, что Организация осво­бождения Туркменистана предложила NSG за вознаграж­дение выкрасть президента Сапармурата Ниязова, офици­ально NSG эту информацию опровергла.

В марте 2004 г. в центре общественного внимания оказа­лась южноафриканская ЧВК Logo Logistics: власти Зим­бабве и Экваториальной Гвинеи арестовали группу со­трудников этой компании, обвинив их в участии в загово­ре против президента Экваториальной Гвинеи. Всех за­держанных приговорили к разным срокам заключения. В скандале оказался замешан и сын бывшего премьер-ми­нистра Великобритании Марк Тэтчер. Власти ЮАР обви­нили его в частичном финансировании заговора и высла­ли из страны.


Юго-Восточная Азия

Последнее время ЧВК начали все основательнее осваи­вать этот регион. Greyworks Security (ЮАР) тренирует армию Филиппин и участвует в контртеррористических операциях. Австралийская Milsearch и французская La Cofras ведут работы по разминированию в Индокитае. В Южно-Китайском море три британские компании Trident, Marine Risk Management и Satellite Protection Service задействованы в операциях по борьбе с морским пиратством.


Афганистан

В ходе расследования обстоятельств событий 11 сентяб­ря выяснилось, что британские ЧВК Sakina Security и Trans Global Security International тренировали боевиков исла­мистских группировок для отправки в Чечню и Афганис­тан. Их главным предметом изучения было саперное дело. Известно, что шесть курсантов Trans Global позже стали бойцами Аль-Каиды.

Участие ЧВК в войне в Афганистане было значительным с самого начала. По некоторым данным, когда США объя­вили награду в 25 млн долл. за голову Осамы бин Ладена, многие ЧВК включились в охоту, послав своих бойцов в Афганистан до начала вторжения. Среди них были MPRI, Sandline, Control Risk Group, Chilport, израильские Golan Group и Beni Tal и другие.

Anteon International, например, обслуживала две главные компьютерные системы обмена информацией войск ко­алиции, а также мобильные компьютерные симуляторы боя в городских условиях. Contrac International строила армейские базы в Кабуле и других городах, DynCorp с ноября 2002 г. охраняет президента Афганистана Хамида Карзая, Ronco тренировала афганских саперов. KBR пост-

роила здание посольства США в Кабуле и получила кон­тракты по снабжению американских войск, РА&Е обеспе­чивает снабжение канадских войск. Triply Canopy (США) охраняет крупных афганских чиновников.

Показательна история британской Global Risk Strategies (GRS). В 1998 г. она состояла всего из двух человек. Во время вторжения в Афганистан GRS занималась вертолет­ными перевозками, сотрудничала с ЦРУ. Именно связи в ЦРУ помогли GRS «раскрутиться». Вскоре ей поручили распространение новой афганской валюты, затем конт­роль безопасности президентских выборов. Теперь толь­ко в Ираке у GRS 1,5 тыс. сотрудников.


Ирак

Звездным часом частных военных компаний стал Ирак. ЧВК были вовлечены в войну еще на подготовительном этапе: база армии США в Дохе (Катар) - стартовая пло­щадка вторжения, была построена, обслуживается и ох­раняется частными компаниями. В ходе наступления кон­трактники были задействованы на обслуживании слож­ных систем вооружения.

С началом оккупации роль ЧВК еще более возросла. Пер­вый иракский охранный контракт в апреле 2003 г. выигра­ла британская Olive Security (всего три контракта с корпо­рацией Bechtel). Эта же компания первой получила разре­шение на ношение оружия для своих сотрудников в Ира­ке. Еще во время вторжения ее сотрудники привлекались для охраны конвоев и обеспечения безопасности крупных чиновников. Кроме того, сейчас Olive обеспечивает охра­ну порта Умм-Каср, через который идет основной поток снабжения британский войск в Ираке.

Сейчас в Ираке примерно 20 тыс. иностранных контрак­тников. Из них около 6 тыс. вооруженные охранники, выполняющие, по сути, военные функции:


защита зеленой зоны и корпоративных анклавов;


охрана чиновников Временной коалиционной адми­нистрации (ВКА);


сопровождение конвоев.

Компания Erinys (Великобритания) задействовала для защиты нефтепроводов 15 тыс. местных арабов и курдов, но в 2005 г. проект был закрыт. Еще 50 тыс. иностранцев по большей части из стран третьего мира, нанятых KBR. работают в тыловом обеспечении войск коалиции.

Размытые границы определения между ЧВК и ЧОК в Ира­ке окончательно стерлись. В этой стране все фирмы, так или иначе, оказались на линии фронта. За два года в бо­евых столкновениях и засадах погибло до 300 иностран­ных контрактников. Наибольшее число - 65 убитых -приходится на логистическую KBR.

Всего в Ираке сейчас оперируют 60 частных военных и охранных фирм. Но только восемь из них напрямую работают на ВКА. Остальные их субподрядчики или субпод­рядчики субподрядчиков. Например, Vinnell, получив контракт на создание Новой Иракской Армии (48 млн долл.), наняла на половину суммы пять субподрядчиков, в том числе MPRI и Omega (ЮАР). Кончилось тем, что большинство курсантов дезертировали или перешли на сторону противника, и ВКА передало вторую половину контракта армии Иордании.

Самый большой контракт, естественно, получила KBR - олее 11 млрд долл. В него входит снабжение армии, строительство, восстановление нефтекомплекса Ирака. Хотя аудиторские проверки выявили, что KBR обмануло Пентагон при поставках на 1,8 млрд долл., с помощью Дика Чейни компания продлила контракт еще на год, получив почти 5 млрд долл. Иракские объекты и конвои KBR охраняют подразделения Armor Group. В ведении этой компании также много других объектов коалиции.

Custer Battles (США) из-за предъявления многомиллион­ных счетов за несделанную работу потеряла контракт на охрану Багдадского аэропорта. Ее место заняла GRS, среди других контрактов которой - защита нефтепро­мыслов, охрана крупных иракских чиновников.

DynCorp получила контракт Госдепартамента США на тренировку иракской полиции в 50 млн долл., который в перспективе будет увеличен до 800 млн долл. AirScan осуществляет воздушное наблюдение за нефтепровода­ми, которые охраняют патрули компании Erinys. Blackwater охраняла главу ВКА Пола Бремера и посоль­ство США. Британская Aegis Defence Services (ADS) пo контракту с ВКА стоимостью 293 млн долл. обучает не­скольких сотен местных специалистов по безопасности для нефтяного комплекса. ADS координирует обмен ин­формацией между ЧВК. Американская ISI обеспечивает охрану «зеленой зоны». Среди других ЧВК и ЧОК можно отметить британские Hart Group, AKE, Janusian, американ­ские Steel Foundation, Triple Canopy, SOC-SMG, Kroll, Meyer & Associates и южноафриканскую Meteoric Tactical Solution. Из французских компаний на иракский рынок смогла пробиться только одна - Groupe ЕНС.

Два года войны в Ираке четко обозначили отрицатель­ные особенности «приватизации войны»:


Компании плохо координируют действия между со­бой и с войсками коалиции. Иногда они невольно меша­ют проведению армейских операций. В то же время вой­ска коалиции неохотно приходят на помощь контрактни­кам. Показателен апрель 2004 г., когда в городе Кут (Kut) пять бойцов Hart Group шесть часов отбивались от по­встанцев, но стоявший недалеко украинский контингент помощь так и не пристал. В конце концов, потеряв одно­го убитым, охранники отступили. Сотрудники Blackwater в Наджафе несколько часов вели бой, защищая штаб коалиции, однако военные все это время решали, стоит или нет помогать «гражданским». Даже раненых амери­канских морских пехотинцев эвакуировали вертолеты Blackwater. В эти же дни в других местах вели тяжелые бои без поддержки Control Risks и Triple Canopy;


ЧВК имеет право разорвать контракт в случае, если посчитает ситуацию слишком опасной для себя. В июле 2004 г., когда участились стучаи похищения сотрудников ЧВК и ЧОК, многие фирмы начали сворачивать работу, что нарушило снабжение войск. Но приказать им вер­нуться американское командование не могло, поскольку контрактники ему не подчиняются;


Из-за неясности юридического статуса контрактни­ков невозможно привлечь к суду. Например, в скандал с издевательствами над арестованными в тюрьме Абу Грейб были замешены сотрудники двух ЧВК Titan и CACI, но никто из них не попал под суд. К тому же Меморандум №17 ВКА предоставил ЧВК иммунитет от иракских зако­нов, делая их безнаказанными;


Элитные части армий Великобритании, США, ЮАР и других стран теряют бойцов, которых привлекают высо­кие заработки в ЧВК. Бывший американский спецназо­вец получает до 1 тыс. долл. в день, южноафриканский до 6 тыс. долл. в месяц, гурк - до 2 тыс. долл. в месяц. Пентагон теперь намерен платить 150 тыс. долл. каждо­му спецназовцу в качестве бонуса, если он останется в армии на второй срок.


Российский опыт

В России более 9 тыс. частных охранных предприятий (ЧОП). И только одно из них сейчас действует в зоне

боевых действий в Ираке, т.е. также, как и классическая западная ЧВК. В Басре объекты и конвои «Русской инже­нерной компании» охраняют российские контрактники. Группа из 15 человек работает вахтовым методом по три месяца. Все они сотрудники негосударственного образо­вательного учреждения «Центр-антитеррор» (г. Орел). По контракту их должность - консультант по охране. Вооружение - пистолеты, автоматы и один пулемет. Использование снайперских винтовок и гранатометов запрещено коалиционными властями. Помимо этого, известно, что в мае 2004 г. компания Erynis наняла сла­вянскую группу контрактников из 15 человек - восемь россиян, два югослава (один русского происхождения), четыре украинца и болгарин. Они охраняли штаб Корпу­са армейских инженеров США в Багдаде и различные объекты в Эрбиле.

Российские граждане работают по контракту с ЧВК и в других «горячих точках» Ближнего Востока и, особенно, Африки. Процесс этот неизбежный, но пока он никак не контролируется государством. Между тем создание частных военных компаний с выходом их на междуна­родный рынок помогло бы взять ситуацию под контроль и позволило бы, кроме того, создать значительное коли­чество новых «рабочих мест» для уволенных в запас офицеров. Впрочем, для этого нужны новые законы и понимание правительства РФ, что ЧВК - это не бескон­трольное наемничество, а новый вид прибыльного бизнеса.

Иван Коновалов (Экспорт вооружений)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments