Бронемедвед (panzerbar) wrote,
Бронемедвед
panzerbar

ЧВК, 1 часть.

Общаясь на тему А.Круза, наткнулся вот на интересную статью. Думаю, вам будет любопытно:



Первые частные военные компании

Британское правительство одним из первых осознало все выгоды использования наемников в интересах государ­ства. В 1967 г. полковник Дэвид Стерлинг (David Stirling) - создатель диверсионной службы Special Air Service (SAS) - организовал компанию WatchGuard International. В штат этой первой английской частной военной компа­нии (ЧВК) вошли отставные коммандос службы SAS. Фирма WatchGuard получила контракты на подготовку элитных частей армий султанатов Персидского залива, а ее советники принимали непосредственное участие в боевых операциях против местных повстанческих движе­ний. Вскоре к услугам компании стали прибегать прави­тельства дружественных Великобритании развивающих­ся стран. В Африке WatchGuard открыла филиал Kulinda Security, куца, привлекались наемники со специфическим опытом африканских войн.

В 1970-1980-е гг. офицеры SAS создали еще несколько крупных ЧВК:


Security Advisory Service, организована в 1975 г. бри­танскими вербовочными фирмами Дональда Телфорда (Donald Telford) и Джона Бэнкса (John Banks). Нанимала бывших английских парашютистов для нужд ЦРУ, кото­рые впоследствии воевали в Анголе на стороне антипра­вительственных сил, а также участвовали в секретных операциях в Заире. Фирма закрылась после серии пора­жений в Анголе в конце 1970-х гг.;


J. Donne Holdings, основана в 1975 г. специалистами SAS по контршпионажу. Обучала части коммандос армии Муамара Каддафи, а также личных телохранителей ли­вийского диктатора. Прекратила существование в нача­ле 1980-х гг.;


Control Risks Group, основана в 1975 г. Первоначально штат фирмы состоял всего из трех офицеров SAS, компания занималась разрешением ситуаций, связанных с похищениями людей, но постепенно превратилась в международную военную консалтинговую фирму. Ос­новные направления деятельности - оценки политичес­ких и военных рисков, конфиденциальные расследова­ния, разрешение кризисных ситуаций;


Keenie Meenie Services (KMS), основана в 1977 г. Нача­ла свою деятельность с помощи султан)' Омана в подавле­нии восстания в провинции Дофар. В1984 г. KMS получи­ла контракт на подготовку отрядов спецназначения ар­мии Шри-Ланки для борьбы с движением «Тигры осво­бождения Тамил Илама» (обученные спецназовцы отметились особо жесткими зачистками в повстанческих районах). Одновременно KMS вместе с израильскими спецслужбами тренировала в Израиле тамильских боеви­ков. В 1985 г. сотрудники KMS также участвовали в опе­рациях ЦРУ в Никарагуа, где минировали гавань Манагуа, тренировали боевиков, взрывали правительственные здания, организовывали другие акции саботажа. Это вы­яснилось входе расследования скандального дела о неза­конной продаже американского оружия Ирану, извест­ного под названием «дело Иран-контрас» (Iran-Contra affair). Примерно в это же время KMS и ее дочерняя ком­пания Saladin Security начали тренировать афганских мод­жахедов в Пакистане. В начале 1990-х гг. из-за постоянной критики в прессе за «черный имидж наемнической ком­пании» KMS вынуждена была закрыться. Saladin Security существует до сих пор, значительно расширив масштабы деятельности;


Defence Systems Limited (DSL), создана в 1981 г. при финансовой поддержке британских банков и ближнево­сточных инвесторов. В 1980-е гг. DSL работала в Африке по контрактам Всемирного банка, ООН и неправитель­ственных организаций. В Судане и Кении ее сотрудники обучали армейские части и полицию, в Мозамбике защи­щали лагеря строителей железной дороги. Сейчас вхо­дит в состав Armor Holdings и специализируется на защи­те объектов и подготовке кадров для охранных структур компаний топливно-энергетического комплекса;


Kilo Alpha Service (KAS), основана в 1986 г. офицерами группы по борьбе с терроризмом (из состава SAS). В тече­ние четырех лет сотрудники компании вели настоящие боевые действия против браконьеров в Южной Африке по поручению Международной федерации защиты ди­кой природы. Операция была названа «Замок» (Lock). Второй стороной этой операции стала тайная подготов­ка отрядов коммандос одновременно для зулусского дви-

жения Inkatha и для Африканского Национального Кон­гресса (АНК). Во время войны между Inkatha и АНК (1990-1995 гг.) компания продолжала тренировать бой­цов обеих враждующих сторон. В середине 1990-х гг. KAS свернула свою деятельность.

В США пионером частного военного бизнеса считается строительная компания Vinnell Corporation, основанная в 1931 г. и работавшая на американскую армию во время Второй мировой войны. Впоследствии Vinnell заключила сделку с ЦРУ, сотрудники которого использовали офисы компании в качестве прикрытия в странах Африки и Ближнего Востока. В виде компенсации ЦРУ помогло Vinnell получить строительные контракты на нефтепро­мыслах Ливии и Ирана. Во Вьетнаме компания также строила военные объекты, а часть ее сотрудников напря­мую участвовала в разведывательных и боевых операци­ях. Знаковым для Vinnell стал 1975 г., когда компания под­писала контракт на 77 млн долл. на подготовку бойцов Национальной гвардии Саудовской Аравии. С тех пор контракт продлевался несколько раз, а общая его сумма достигла 819 млн долл. Официально сотрудники Vinnell занимаются только тренировкой гвардейцев, однако есть сведения, что в 1979 г., когда повстанцы захватили в Мек­ке Большую мечеть, сотрудники Vinnell спланировали штурм, а когда он не удался, сами приняли участие во втором, уже успешном, штурме.

Во Вьетнаме на ЦРУ и Пентагон также работала компания Pacific Architects & Engineers (РА&Е), основанная в 1955 г. и специализирующаяся на сооружении мостов. В тыло­вые службы армии РА&Е поставляла инженеров для орга­низации строительных работ, а для ЦРУ строила в мест­ных тюрьмах камеры для допросов.

Среди первых израильских ЧВК отмечается Golan Group, которую в 1983 г. создали отставные израильские коммадос. Компания поставляла инструкторов в армии стран Латинской Америки. Другая израильская компания Beni Tal (основана в 1980 г.) действовала как прикрытие для проведения операций против боевиков «Организации освобождения Палестины», а вскоре стала ведущей ЧВК Израиля в области военного тренинга. Примерно в это же время отставные офицеры МОССАД организовали компанию Spearhead. В 1987 г, эта ЧВК тренировала праворадикальные группировки Колумбии и отряды наркоторговцев, связанных с Медельинским картелем. Колумбийское правительство обвинило Spearhead в контрабанде оружия. Суд прошел в Израиле и глава компании, бывший подполковник МОССАД Яайр Кляйн (Yair Klein), отделался штрафом в 13,4 тыс. долл. Впоследствии он арестовывался за контрабанду оружия в Колумбии и Сьерра-Леоне.

Стоит отметить, что появление первых ЧВК еще не означало рождение нового феномена в военном деле. Их было слишком мало, их деятельность скрывалась, а правительства чаще всего использовали их как инструмент грязной политики. Однако все изменилось в начале 1990-х гг.


Причины бума частного военного бизнеса

Резкий рост числа частных военных компаний с оконча­нием холодной войны был обусловлен несколькими фак­торами:


Доминирующая на Западе неолиберальная схема то­тальной приватизации, согласно которой многие зоны прежней ответственности государства в областях оборо­ны и внутренней безопасности перешли под контроль частных компаний;


Сокращение армий в странах НАТО и бывшего Вар­шавского блока создало огромный рынок военных специ­алистов и еще больший рынок дешевого, в первую оче­редь советского оружия;


Закончившееся противостояние великих держав со­здало вакуум силы, прежде всего в Африке. Правитель­ства государств, для которых военная поддержка СССР или США была решающим фактором стабильности, нача­ли теперь обращаться за помощью к ЧВК;


Технологический уровень армий США и их союзников по НАТО настолько повысился, что для обслуживания новых систем вооружений потребовался наем специали­стов ЧВК;


Изменился характер африканских конфликтов. Поте­ряв идеологическую мотивацию, они превратились в криминальные разборки племенных группировок, в кото­рых почти стерлась грань между комбатантами и нонкомбатантами. Западные державы не хотели посылать войс­ка для разрешения этих конфликтов. Последней каплей стал провал гуманитарной интервенции ООН в Сомали в 1992-1995 гг. (см. «Экспорт вооружений» №2,2005 г.).


Юридический статус частных военных компаний

Расширение частного сектора в военном деле вызвало шквал критики со стороны правозащитных организаций, поскольку они видели в ЧВК лишь изощренную форму классического наемничества. Международные докумен­ты также определяют наемничество как преступление:


Статья №47 дополнительного протокола № 1 Женев­ской конвенций 1977 года;


Конвенция Организации африканского единства 1977 года об уничтожении наемничества в Африке;


Конвенция ООН 1989 года против вербовки, исполь­зования, финансирования и тренировки наемников. Об­ратим внимание, что к этой конвенции присоединились 22 страны, ратифицировали документ 21 страна, но сре­ди них нет ни США, ни России, ни любой другой индуст­риальной державы, кроме Италии.

На «солдат удачи» не распространяется статус военноп­ленных. В целом согласно статье №47, наемник - это

иностранец, который временно завербовался по личной инициативе для непосредственного участия в вооружен­ном конфликте с целью получения личной выгоды и его вознаграждение значительно превышает зарплату воен­нослужащих местной армии. Конвенция ООН относит к категории наемников также тех, кто завербован для уча­стия в актах насилия, направленных на свержение прави­тельства какого-либо государства, подрыв его конститу­ционного порядка или нарушение его территориальной целостности.

Между тем к ЧВК эти размытые определения трудно применимы. Большинство членов ЧВК работают по дол­госрочным контрактам в качестве советников и техничес­ких специалистов, а не прямых комбатантов (по крайней мере, так декларируется). В вопросе мотивации трудно провести грань, например, между наемниками, иностран­ными добровольцами и инструкторами ЧВК, ведь все они получают материальное вознаграждение. Помимо этого, военизированные формирования «получающих плату иностранцев» часто входят в состав национальных армий и потому-не могуч считаться наемными (например, фран­цузский Иностранный легион и бригады гурков Воору­женных сил Великобритании).

Частные военные компании, как и отряды обычных наем­ников, продают военные услуги, но на этом сходство за­канчивается. ЧВК официально зарегистрированы (мно­гие в оффшорах), имеют уставы и традиционную бизнес-структуру, очень часто входят в состав транснациональ­ных корпораций, спектр предоставляемых ими услуг не ограничивается только военной областью. Кроме того, ЧВК прямо или опосредованно работают лишь с офици­ально признанными правительствами. Среди их клиентов ООН и международные гуманитарные организации.

Однако международный юридический статус, а, следова­тельно, и механизм регулирования деятельности ЧВК до сих пор не определен. На уровне государств только в двух странах созданы схемы, которые регулируют (не запрещают) деятельность ЧВК: в США и ЮАР. В Соеди­ненных Штатах продажа военных услуг регулируется Актом о контроле над экспортом вооружений, согласно которому каждая частная военная или охранная компа­ния (ЧОК) обязана получить в Госдепартаменте лицен­зию для работы за рубежом. В случае получения лицен­зии деятельность фирмы по выполнению контракта бу­дет контролироваться Госдепартаментом. Кроме того, сделки, стоимость которых превышает 50 млн долл., подлежат одобрению Конгрессом. В ЮАР деятельность ЧВК или ЧОК лицензируется Национальным комитетом по контролю над обычными вооружениями согласно Акту регулирования иностранной военной помощи 1998 года (Акт о наемниках).

В то же время, например, британское правительство лишь в 2002 г. добавило в Зеленую книгу (Green Paper) документ, где изложило возможные подходы по созда­нию схемы лицензирования ЧВК и ЧОК. Пока же здесь действует закон о вербовке на иностранную службу 1870 года, настолько не современный, что его легко обойти.


Типология частных военных компаний

Обозначить четкую границу между частной военной и частной охранной компанией непросто. Считается, что ЧВК это компания, которая предоставляет наступатель­ные услуги, т.е. прямо или опосредованно направленные на разрешение какой-то ситуации военным путем. В свою очередь, ЧОК предоставляют оборонительные услуги для защиты жизни и собственности клиента. Однако, очевидно, что в зонах боевых действий все зависит от обстановки: например, при защите нефтепровода охран­ная компания может проводить боевые операции против местных партизан или бандитов. Более менее четкое различие между ЧВК и ЧОК прослеживается по крите­рию обслуживаемых клиентов: если ЧВК нанимают при­знанные правительства, то ЧОК чаще пользуются спро­сом у транснациональных корпораций, гуманитарных организаций и отдельных клиентов.

Частные военные компании можно условно разделить на три типа:


Компании военных услуг (military-provider company). Предоставляют клиентам тактическую поддержку в ходе боевых действий, включая непосредственно участие в боевых операциях;


Консалтинговые компании (military consulting company). Консультируют по вопросам стратегического планирования, реформирования вооруженных сил, не­посредственно содействуют в тренировках армейских подразделений, обучении работе с новыми типами воору­жений;


Логистические компании (military support company). Занимаются тыловым обеспечением войск и строитель­ством военных объектов. В эту же группу входят и компа­нии, обслуживающие армейские компьютерные системы или новые сложные системы вооружений.


Окончательное становление бизнеса ЧВК (1989 -2000 гг.)

В последнее десятилетие XX века частный военный биз­нес полностью трансформировался, сформировав абсо­лютно новый, а главное легальный и доходный, сегмент международного рынка. В 1990-е гг. ЧВК тренировали войска в 42 странах и приняли участие в более чем 700 конфликтах.


Африка

В Африке действовало более 90 ЧВК. В плане финансовой стабильности наибольших успехов добилась британская DSL. Компания работала в 13 африканских странах в самых разных областях: защита объектов нефтедобывающих компаний, охрана посольств, дорогих отелей, подготовка полиции и прочее. Получению долгосрочных контрактов способствовал имидж респектабельности, который DSL старательно зарабатывала, участвуя в различных гуманитарных программах ООН и Всемирного банка. К

1996 г. суммарный ежегодный доход DSL превышал 33 млн долл.

Но в военном отношении первенство принадлежало Executive Outcomes (ЕО). Ее создали в 1989 г. офицеры-отставники элитных частей армии ЮАР. Начав с подго­товки армейского спецназа, ЕО затем охраняла объекты компании De Beers в Анголе, Ботсване и Намибии. С 1993 по 1995 г. ЕО заключила с правительством Анголы два годовых контракта на общую сумму 60 млн долл., часть которой погасили предоставлением нефтяных концес­сий. Контракт предполагал тренировку 16-й бригады ан­гольской армии, минирование и проведение серии опе­раций по разгрому отрядов УНИТА. Во всех операциях советники ЕО находились на поле боя. Несмотря на ус­пешные результаты (УНИТА подписала соглашение о перемирии, потери ЕО составили меньше 20 из 500 кон­трактников), правительство Анголы под давлением США отказалось продлевать контракт. Но ЕО все же со­хранила свое присутствие в стране с помощью дочерних компаний, чему способствовало вхождение в состав юж­ноафриканского холдинга Strategic Resources Corporation, а также негласная поддержка фирмы британским хол­дингом добывающих компаний Branch Heritage Group.

В 1995-1997 гг. ЕО участвовала в операциях в Сьерра-Ле­оне, перехватив контракт у потерпевшей неудачу в этом регионе британской компании Gurkha Security Guards (GSG). Эта военная фирма была создана в 1989 г. для най­ма солдат бригады гурков, и помимо прочего, известна тем, что одной из первых среди ЧВК начала предлагать услуги по разминированию. В 1990-1993 гг. компания от­лично зарекомендовала себя в Мозамбике, где всего 14 ее инструкторов сумели с помощью местной милиции орга­низовать оборону плантаций транснациональной компа­нии Lonrho от нападений повстанцев движения RENAxMO. В то же время в Сьерра-Леоне GSG уже в пер­вом бою понесла тяжелые потери, а главное был убит ее командир Боб МакКензи (Bob McKenzie), что вынудило GSG немедленно разорвать контракт.

В Сьерра-Леоне сотрудники ЕО, помимо обучения прави­тельственных войск, участвовали непосредственно в боях с повстанцами Объединенного революционного фронта (ОРФ). ОРФ был фактически разгромлен и согла­сился на перемирие, а потери ЕО составили всего около 20 бойцов из 285 контрактников. Общая сумма контрак­та оценивалась в 35 млн долл. Выплаты постоянно от­кладывались, и ЕО приходилось финансировать деятель­ность за счет ангольского контракта. ООН в итоге заста­вила президента Сьерра-Леоне убрать ЕО из страны. С ее уходом немедленно произошел переворот, и война во­зобновилась.

В 1997 г. в Сьерра-Леоне пришли нигерийские войска, но остановить войну не смогли. ЕО заменила аффилирован­ная с ней Sandline International (SI). Советники SI исполь­зовали тренированные ЕО отряды «камаджоров» (милиция племени Менде) в боях против восставшей армии и ОРФ. SI была вовлечена в громкий скандал, который был связан с поставкой в Сьерра-Леоне 35 т оружия и боеприпасов из Болгарии в обход международного эмбарго. Рас­следование парламента Великобритании показало, что это было сделано с ведома британского Верховного ко­миссариата в Сьерра-Леоне и Госдепартамента США.

Посте операции в Сьерра-Леоне советники ЕО обучали армию Уганды, повстанцев хуту в Бурунди, охраняли нефтекомплексы в Кении. В 1999 г. на пике финансового ус­пеха ЕО по решению своих создателей прекратила суще­ствование. Причинами стали обвинения в наемничестве и принятие в ЮАР Акта о наемниках, который сделал процедуру лицензирования операций очень долгой, что снижало возможность ЕО быстро перебрасывать силы.

Деятельность ЕО изучалась другими участниками военно­го бизнеса. Военная эффективность, экономическая гиб­кость, умело дозированная открытость для прессы, кото­рые проявила ЕО, вызывали интерес у других участников военного бизнеса. ЕО первой среди ЧВК открыла веб­сайт, распространяла рекламные видеокассеты, проводи­ла брифинги для журналистов. Стоит отметить, что пос­ле крушения в ЮАР системы апартеида (1993-1994 гг.), многие офицеры разведки и спецназа, уволившись из армии, начали создавать военные компании. Наиболее заметными среди них стали - Omega Support, Panasec, Bridge Resources, Corporate Trading International, Strategic Concepts. Принятие Акта о наемниках сказалось на их мобильности и заставило переключиться с военной дея­тельности на консалтинг и логистику. Компания IRIS, образованная в 1997 г., какое-то время пыталась действо­вать в жестком военном стиле ЕО, поставляя оружие, предоставляя инструкторов и боевых пилотов прави­тельствам стран Западной Африки для непосредственно­го участия в боевых действиях, но в итоге все же компа­ния была вынуждена перейти к более «мирной» специализации.

В 1990-х гг. Франция — единственная бывшая метрополия, сохранившая военное присутствие в Африке, начала со­кращать численность своих войск, используя взамен ЧВК как новый инструмент влияния. Французские ЧВК созда­вались на короткие сроки под четко определенные зада­чи, во главе их стояли бывшие офицеры оперативной группы корпуса Национальной жандармерии, реже быв­шие разведчики. SECRETS в 1992 г. три месяца тренирова­ла личную гвардию президента Камеруна, Service & Security в 1995 г. готовила части для борьбы с мятежниками в Того, Eric SA перехватила контракт у DSL на охрану нефтепроводов в Алжире. Все это напоминало дей­ствия отрядов «диких гусей».

В 1996 г. в Заире спецслужбы Франции были вовлечены в формирование «Белого легиона» - классического отря­да наемников (300 европейцев, в том числе боснийские сербы), сражавшегося на стороне армии президента Мобуту Сесе Секо (Mobutu Sese Seco) против повстанцев Лорана Кабилы (Lorant Kabila). Прикрытием для вербов­ки служила компания телекоммуникаций и воздушной разведки Geolink. Легион действовал крайне неудачно, после поражения Мобуту отступил в Республику Конго, где и распался.

Лоран Кабила, будучи повстанцем и став президентом Демократической Республики Конго (ДРК), привлекал иностранные ЧВК. С 1996 по 1998 г. тренировкой его войск и поставками оружия для них занимались южноаф­риканские компании Omega, Stabilco, IRIS. Израильская компания Silver Shadow вела переговоры с Кабилой, но по приказу Тель-Авива, объявившего режим ДРК репрессив­ным и нестабильным, прервала их. Самый крупный кон­тракт израильтяне заключили в Республике Конго: компа­ния Levdan получила 50 млн долл. за подготовку конго­лезской армии и телохранителей президента.


Такие дела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments